Матрично-пионерская быль с рыжим конем и говорящим тазом
Страница 2

и говорилось, что Таз уполномочен заявить

. Или что-то в этом роде…

Ну, а потом я, конечно, пришел домой и с чувством глубокого удовлетворения поставил первую пластинку на проигрыватель. Нет нужды говорить, что я не услышал ничего, кроме набора совершенно непонятных звуков! Я поднял звукосниматель и переставил его в начало пластинки – с тем же результатом. Потом еще и еще. Это было неудобно, но относительно терпимо, несмотря на раздражающие паузы и потерю концентрации на языке для выполнения чисто механических действий. Затем пришла очередь второго урока – звукосниматель упорно оказывал сопротивление моим неловким пальцам и никак не желал возвращаться точно в начало урока! Мое раздражение нарастало – работа была явно неэффективной. Вместо того, чтобы внимательно вслушиваться в иностранную речь, я был обречен на постоянную возню со звукоснимателем, разрушающую мою – оказавшуюся весьма хрупкой – концентрацию! Проблема была очевидной и ее надо было каким-то образом решать.

Некоторое время поразмышляв, я приобрел кассетный магнитофон со счетчиком и переписал диалоги с виниловых пластинок на кассеты, но и это не решило проблемы – вместо возни со звукоснимателем я должен был постоянно нажимать на кнопки, ждать, пока кассета перемотается, да и счетчик был ненадежен и постоянно сбивался. Плюс к этому, я не мог не думать о том, как неплохо было бы слушать эти диалоги вне дома – на остановках, в транспорте или просто прогуливаясь в каком-нибудь культурном парке отдыха. А ведь только в транспорте я проводил пару часов в день и проводил явно неплодотворно, – эх, магнитофон бы сюда, в этот троллейбус, и наушники!

И что вы думаете – самым чудесным образом мое желание исполнилось! В одном из комиссионных магазинов электроники, столь популярных в те годы, я обнаружил один из первых – если не самый первый! – в нашем городе кассетных плееров с наушниками. Конечно, я его тут же купил и немедленно стал использовать для прослушивания диалогов везде – в транспорте, на остановках, в очередях, которые в те времена становились все гуще и все длиннее, в парках имени написателя книг Горького – везде! И, конечно, я сделал еще одну вещь – я стал многократно – на всю длину кассеты и с обеих сторон – записывать один и тот же диалог. Частично это произошло из-за чисто меркантильных соображений – я отнюдь не хотел сломать свой весьма недешевый и могущий оказаться хрупким плеер постоянными нажатиями на кнопки управления.

Так или иначе, но я обнаружил, что данный способ многократной записи одного избранного диалога чрезвычайно эффективен и снимает все проблемы технического характера, которые я имел с прослушиванием ранее. Для много-, очень многократного прослушивания диалога теперь мне нужно было только вставить кассету в плеер, один раз нажать на кнопку и слушать этот очередной диалог, пока не разрядятся батарейки – из-за технических причин концентрация на языке более не нарушалась!

До смешного простое и очевидное решение, но которое нигде и никем до сегодняшнего дня не предлагалось! Чтобы его технически исполнить требуется, конечно, определенные усилия, но эти усилия сразу же окупаются. Было бы лучше, несомненно, пользоваться купленным в магазине в готовом виде продуктом, изготовленным фабричным способом на конвейере, но по сей день его никто так и не производит. Ну, да лиха беда начало! – вне всяких сомнений, заинтересованные стороны рано или поздно прочтут этот трактат, призадумаются и пожелают-таки самым серьезным образом поговорить с его автором, а я же буду терпеливо ждать этого знаменательного момента – что еще мне остается? Ждать и только ждать…

А что же пионерский мальчик?

– можете спросить вы, – Куда же он подевался? Мы хотим услышать продолжение про пионерского мальчика Колю!

Мальчик, конечно же, вырос и стал большим пионерским мальчиком, выучился всем иностранным языкам и, как я слышал, уехал в какую-то далекую волшебную Калифорнию, где всегда светит теплое ласковое солнышко, а морские волны исправно плещут на песчаный брег у загадочного города Кармела, что находится в трех с половиной часах ходьбы по скрытым от посторонних глаз лесным тропинкам от не менее загадочного города Монтерея, где люди и просто нелегальные мексиканцы добры, отзывчивы и гуманны, на завтрак едят исключительно авокадо, в силу чего с их лиц ни днем, ни ночью не сходят приветливые к незнакомым пионерским мальчикам широкие улыбки… М-да…

Страницы: 1 2 

Другие статьи:

О профессии переводчика
История не располагает данными о самом первом представителе нашего ремесла. Насколько мне известно, впервые упоминает переводчиков в литературе Плиний, когда пишет, что в Диоскурии постоянно работ ...

Зачем мы изучаем языки?
Итак, примем за точку отсчета эти основные вопросы. Начнем со второго, потому что на него легче всего ответить. Мы изучаем языки потому, что язык – единственное, что небесполезно изучить даже пло ...