Интенсивность, или Напрасно сожженные спички

В занятиях иностранным языком решающую роль играет поддерживаемая не ниже критического уровня интенсивность усилий на достаточно длительном – также не короче критического – промежутке времени. Сравнить это можно с добыванием огня трением.

Вы вставляете палочку в отверстие в куске дерева, зажимаете ее между ладонями и начинаете вращать. Для простоты предположим, что все первоначальные шаги были вами выполнены правильно: дерево подобрано как раз нужного вида и должным образом сухое, палочка должной толщины и длины, и вообще все бортовые, так сказать, системы работают нормально. Казалось бы, что для успеха все есть. Вы дисциплинированно и равномерно вращаете палочку-огнедобывалочку. Делаете десяток-другой вращений и затем – заслуженно – отдыхаете. Недол­го отдыхаете – всего-то с пару-тройку минут. Потом снова десяток вращений и снова перерыв. Так проходит целый день, и вы уходите спать. Вы устали, но удовлетворены и полны решимости продолжать ваши труды. С утра вы начинаете ту же самую процедуру – в точности так же, как и в первый день. Проходит второй день, потом неделя, потом месяц…

Не думаю, что нужно особенно объяснять, почему вы можете заниматься такого рода огнедобыванием

много лет и десятилетий без малейшего шанса на успех. Вы, мой проницательный собеседник, конечно, уже все поняли. В этом процессе отсутствует такая решающая составляющая, как интенсивность приложения усилий не ниже определенного уровня на отрезке времени не меньше критического. Пока вы отдыхаете, дерево остывает, и вам каждый раз приходится все начинать сначала. Не правда ли, это напоминает вам ваши занятия иностранным языком? Годы и годы упорной, но холодной

, бесплодной работы. Вся ваша дисциплина, все ваши труды – все втуне, а все из-за того лишь, что в них не было этой необходимой компоненты – достаточной для успеха критической интенсивности занятий.

Другие примеры. Кипение не начнется, если температуру воды не довести до нужного градуса. Если вы, возжелав чаю с баранками, хотите вскипятить чайник, то вы не доводите его температуру до восьмидесяти градусов, а затем выключаете под ним газ, откладывая завершение процесса на завтра. Утром вода в чайнике снова будет холодной.

Сталь не плавят, поднося к ней зажженные спички. Можно, конечно, пытаться – и много лет пытаться, проявив при этом завидное упорство и трудолюбие, но рискну предположить, что результат будет весьма неутешительным. Равно как и в случае с общепринятым многолетним изучением

иностранного языка. Реакция языкового горения

в вашей голове не начинается и не может начаться, так как температура в очаге не достигает должного уровня. А если и достигает, то только на короткие промежутки времени, недостаточные для начала цепной реакции. Ошибочная низкоинтенсивная технология с самого начала предполагает вашу неудачу…

А не пойти ли нам выпить чайку, мой любезный собеседник? Тени от заснеженных вершин Гималаев уже удлинились и покрыли своими мягкими ладонями дворик нашего уютного монастыря – и нас в нем, а мы за увлекательными беседами о том и о сем забыли про наш традиционный чай с вареньем из лепестков лотоса, собранного облитым сверкающей росой майским утром в заповедных долинах одной загадочной и далекой страны. А ведь это непростительный промах с нашей стороны. Беседы же наши мы продолжим позднее. Они от нас никуда не уйдут…

Другие статьи:

ОТРАЖЕНИЕ ЯПОНСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ЯПОНСКОЙ ЛЕКСИКОГРАФИИ
Безусловно, наука о языке в той или иной стране отражает некоторые свойственные этой стране культурные представления и стереотипы. Особенно это заметно в тех странах, которые, как Япония, самостоя ...

Как мы говорим на иностранных языках?
Говорим, пользуясь уже известными аналогиями, почерпнутыми отчасти из родного языка, отчасти из той суммы знаний, которые прочно усвоены нами в процессе изучения данного языка или предыдущих, если ...