Чтение Плутарха, или Фандорин за баобабом
Страница 10

Приглашаем на работу обвальщиков. Хорошая зар­плата

. Выходишь, значит, с утра в горы, дышишь свежим воздухом, а потом кА-А-К закричишь: Э-ге-ге! А-га-га!

Ну, натурально, случается горный обвал, а тэбэ, гэнацвале, – такой хороший зарплата! Красота!

А вот еще одно неплохое: Даю уроки: отмывка, графика, начертательная геометрия

. Я так полагаю, что перед уроком он намеревается хорошенько отмыть меня от моей многолетней и ставшей уже такой привычной и родной грязи, попарить хорошенько березовым веничком, понаподдав пару, а потом, уже изрядно рассупоненного, научить всем премудростям графики и геометрии. Прямо на верхнем полке. Срочно иду, прихватив циркуль и смену чистого белья!

Надо ли продолжать, мой любезный собеседник, надо ли продолжать? Я думаю, что для нас с вами уже все понятно.

Тем же, кто еще не убедился, я советую попробовать взять в руки произведения Солженицына. Из-за обилия совершенно непонятных слов местами впечатление такое, будто ползешь по тексту пророка

под проливным дождем, в облаке удушливых газов, голым, под шквальным пулеметным огнем превосходящего противника, по битому стеклу вперемешку с колючей проволокой. Сомневаюсь, что вы сможете продраться даже через одну страничку такого языка. А ведь он абсолютно уверен, что пишет на чистейшем русском языке!

Но вернемся от солженицийского

языка к нашему родному – русскому. Дело в том, что, слыша и видя слова и не распознавая значение некоторых из них, мозг тут же оценивает ситуацию и принимает решение, нужно ли прилагать дальнейшие усилия для установления значения этих слов. Во многих случаях мозг решает (практически без нашего сознательного участия), что овчинка не стоит выделки

, что непонятое слово встречается нами настолько редко, что энергетические затраты на поиск точного значения этого слова и его запоминание не окупятся

. Слову придается статус неприоритетного, и очередной фискарист

помещается в чуланчик

в нашей голове с тому подобными словами и прочими бифуркациями

.

Имеется ли этот словарный фильтр

у нас с самого рождения? Нет, не имеется. Этот навык является не врожденным, но приобретенным. Мы научаемся оценивать слова по степени их важности – фильтровать базар

, так сказать – таким же образом, как и научаемся ходить и говорить – на протяжении долгих лет и даже всей жизни. Мы должны научиться подобному отфильтровыванию

и в процессе изучения иностранного языка, но процесс этот будет более сжатым по времени, так как сейчас мы будем это делать сознательно и дисциплинированно – как и подобает взрослым.

Сказанное мной выше не означает, впрочем, что вы так никогда и не откроете для себя значения абсолютно всех слов, которые вы пропустили при настоятельно рекомендуемом мною – и не только мною, а и всеми, кто хоть что-то понимает в изучении иностранных языков – чтении с минимальным использованием словаря.

Эти второстепенные и третьестепенные для вас слова будут непонятны вам лишь в первоначальный период чтения. При постоянном, упорном чтении смысл большинства из них будет постепенно, но ежедневно, ежечасно и ежеминутно открываться для вас. Одна книга, прочитанная вами, потом три, потом десять, двадцать, сто… Сначала вы будете усваивать только костяк, только лексико-грамматический скелет

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Другие статьи:

«Ложные друзья» в словаре
В предыдущей главе мы говорили о «прозрачных» словах как о подлинных друзьях начинающего. Однако в составе словаря скрывается немало и его (или ее) так называемых «ложных друзей». По-английски они ...

О профессии переводчика
История не располагает данными о самом первом представителе нашего ремесла. Насколько мне известно, впервые упоминает переводчиков в литературе Плиний, когда пишет, что в Диоскурии постоянно работ ...