Стилистическое использование терминов
Страница 3

Вот что удивительно: как эта бесполезная каста дотянула до наших дней? А дело в том, что была у нее своя аудитория, своя ниша, своя толпа остервенелых почитателей. Это так называемая «интеллигенция». Страшно мы гордились тем, что нету такого слова больше ни в одном языке, что нету такого класса ни в одном обществе. О эти раннеутробные дискуссии! «Главное в интеллигенте - не образование, а душевность. Интеллигент силен не умом, но бескорыстием, честностью, человечностью. Интеллигентом может быть кто угодно…» Или никто, как теперь выяснилось. Едва только дыхнул ветер перемен, и где эта хваленая интеллигенция? Где кухонные споры о Пастернаке и протопопе Аввакуме до зари? Интеллигенция стремглав рассосалась по коммерциям, партиям и правительствам. Задрав штаны, побросав свое бескорыстие и своих лобастых панургов. Значит, это был такой же фантом, как союз писателей, социалистический реализм и «пятилетка в четыре года».

1992

И вот 1992-й год, как обычно, - роковой. Беспрецедентное явление: философы поперли из-под земли, как сыроежки. Квелые, чахлые, еще не привыкшие к дневному свету, но уже тянущиеся к нему. Чертовски прав дипломат Грибоедов. На Руси от ума приключилось немало горя. Но, может быть, именно горе наконец-то научит нас уму?! Расфасуем же новую россиянскую философию, чтоб знать, к кому обращаться за советом. Есть традиционалисты, мистики-патриоты. «Контекст», «АУМ», «Аура», «Антология русской публицистики», где, предваряя великоросса Константина Леонтьева, великоросска Глушкова колотится в истерике: «Каков исход?! Где предел?! Нет исхода! Нет предела нисходящему процессу. Кругом убожество, тлен, котлован грядущего». Имя глушковым - апокалиптики. Эти лучше б и не вылезали на поверхность - ни строить, ни жить не помогают. На них можно смело поставить крест, тем более они на себе сами его поставили. Замогилыцики…

Где-то в полуотрыве от истошной традиции группируются журналы «Логос», «Здесь и теперь», «Странник», «Социум». На сегодня самый многочисленный отряд. В правофланговых Георгий Гачев, Александр Янов, Вячеслав Курицын. У них спаренное лунное и солнечное зрение. Вроде бы неплохие ребята, но заражены извечным отечественным самоедством с мазохистским уклоном. Вообще все мировые философские школы легко сокращаются до двух. Которые корячатся, экспериментируют на себе, хлебают цикуту - это сократовцы. А за ними с диктофонами и блокнотами наперевес увиваются вторичные платоновцы. Платонами земля русская нынче полнится, хотя теперь они притворяются Сократами, накручивают себе трагическую судьбу. Свердловчанин Курицын - земляк Ельцина. Уже якобы биография. Или Дмитрий Евгеньевич Галковский, который нынче воистину нарасхват - от «Нашего современника» до «Независимой газеты». Он роет «Бесконечный тупик» и все время припоминает, как его мордовали в школе за то, что мудрый, нецензурно бранила мать за то же самое и ненавидели рабочие АЗЛК по той же причине. Но если ты такой неудачник, то на кой ты лезешь в философы?

Настал черед назвать наших фаворитов. После бегства интеллигенции они решились обратиться к кому попало, к человеку вообще. Они совмещают посты физиолога, антрополога, историка и озорника-жиголо. Идею их ключевую можно сформулировать так: поживем-ка еще, ребята, покувыркаемся. Оно, конечно, и цены кусучие, и экология дрянь, и транспорт совсем опоздал. Но что-то впереди мерещится, мерцает. Какое-то утро красит нежным светом стены Белого дома. Человек-то еще не закончен в своем развитии, он в раскоряке эволюции, то есть - незавершенка, долгострой. Жил-был хомо советикус, а теперь какой из него выйдет хомо? Это ж зверски интересно! Вот именно пробуждать тягу к существованию - дело тех, кто группируется вокруг альманаха «Одиссей». Рашковский, Зайцев, Гаврилов, Панченко, Гаспаров, Павлов, Шкуратов, Соловьев говорят: «Каждый человек создает свой собственный мир, как Робинзон Крузо создавал свое жилище на необитаемом острове». Пусть дело Маркса померло, но дело Крузо живет и побеждает!

Неокончательный человек нуждается в новой системе координат, в новом учителе и советчике, в новом смысле. Поэтому живой становится объектом новой русской философии.

(Мартынов И. // Собеседник. 1992. № 41. С. 3.)

1.2.4. Стилистическая оценка канцеляризмов и речевых штампов

Упражнение 109. В приведенном документе укажите лексико-фразеологические средства, свойственные официально-деловой речи. Выделите специальную терминологическую лексику, а также книжные слова. К последним подберите общеупотребительные синонимы, неуместные, однако, в официальном документе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Другие статьи:

К кому обращена и к кому не обращена эта книга
Книга моя обращена к несуществующему на самом деле типу человека – к Среднему Учащемуся. «Усредненность» – это самая отвлеченная вещь в мире. Всякий раз, читая статистические сводки, я пытаюсь пр ...

Как мы говорим на иностранных языках?
Говорим, пользуясь уже известными аналогиями, почерпнутыми отчасти из родного языка, отчасти из той суммы знаний, которые прочно усвоены нами в процессе изучения данного языка или предыдущих, если ...