Приложение Ф.И.Тютчев о Русском языке
Страница 14

[85] Новый Завет, Матфей, гл. 4 повествует о такого рода «тестировании»:

«1. Тогда Иисус возведён был Духом в пустыню, для искушения от диавола, 2. и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. 3. И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. 4. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. 5. Потом берёт Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, 6. и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнёшься о камень ногою Твоею. 7. Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего. 8. Опять берёт Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, 9. и говорит Ему: всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. 10. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи. 11. Тогда оставляет Его диавол, и сё, Ангелы приступили и служили Ему».

Однако, как в выяснилось, синодальный перевод Библии на современный русский язык в этом месте содержит подлог. В оригинальных греческих текстах Иисус говорит: «Последуй за мной, сатана…» Аналогичное по смыслу и в Острожской Библии (изд. 1581 г. первопечатника Ивана Фёдорова): «Иди за мной, сатана…» (Матфей, 4:10). Из этого можно понять, что Иисус отнёсся к предложению Сатаны как к пустому блефу афериста, а не как к реальному предложению “князя мира сего”; но более того, через Христа Сатане Свыше было предложено покаяние и послушание, которое тот отверг.

Этот же эпизод Лука в гл. 4 описывает аналогично Матфею, с той лишь разницей, что у Луки иная очерёдность предназначенных для искушения Христа предложений.

[86] Одна из работ Б.Спинозы (1632 — 1677), которого относят к пантеистам, так и называется: “Три великих обманщика”, и в ней выражены его воззрения на деятельность Моисея, Иисуса, Мухаммада. Оклеветав названных и возведя на них напраслину, Б.Спиноза как и многие другие атеисты не выявил библейской «мировой закулисы», вследствие чего она и его писания приспособила к своим нуждам: есть “Три великих обманщика”, но нет непрестанно лгущей «мировой закулисы», чья власть основана на распространении лжи и убеждении людей в том, что ложь якобы и есть истина, а сама «мировая закулиса» якобы существует только в больном воображении психопатов.

[87] К тому же доказательство, отвечающее критерию практической проверки, выдвинутому в “диалектическом” материализме в качестве критерия истинности человеческих представлений об объективном мире. То есть, если материалист, прочитав это, будет честен перед самим собой и перед “диалектическим” материализмом, то он неизбежно станет верующим Богу человеком, перестав быть “диалектическим” материалистом. Ну, а если проявит нечестность, то тогда другое дело: учение Маркса самоубийственно для подвластных ему потому, что оно ложно…

[88] О нашем понимании происхождения и особенностей текста, вошедшего в историю как Коран, см. в материалах Концепции общественной безопасности работу “«Мастер и Маргарита»: гимн демонизму? либо Евангелие беззаветной веры”.

[89] М.-Н.О. Османов, переведя «ал-Фуркан» на русский как «Различение», к этой скобке даёт комментарий: «Имеется в виду Коран». К вопросу о понимании термина «Различение» мы обратимся далее по тексту.

[90] Это к вопросу о никейском догмате о «Боге Сыне».

[91] В переводе Г.С.Саблукова к этому слову дана сноска: «Т.е. Коран».

[92] Разночтения приведённых переводов показывают, что языковая пара «арабский — русский» в силу свойств обоих языков и их ролей в ноосфере Земли такова, что в ней ко всякому переводу достаточно глубокомысленного текста (речи) необходимо весьма обширное пояснение.

Страницы: 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Другие статьи:

КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
В данной главе мы кратко рассмотрим основные этапы развития японского языка в связи с развитием японской культуры. ...

Как читать?
Поначалу особенно не размахиваясь, почти поверхностно, а затем уже придирчиво, скрупулезно, добросовестно. К начальной поверхностности я призываю в первую очередь моих коллег-мужчин, а среди них ...